Об институте


В ЦЕНТРЕ ВНИМАНИЯ

Поздравляем дипломантов олимпиады студентов «Я – профессионал»!

Студенты НТГСПИ – победители и призеры Открытой международной студенческой Интернет-олимпиады 2020 г.

НТГСПИ – центр проведения демонстрационного экзамена!

О временном ограничении личного приема граждан в Филиале РГППУ в г. Нижнем Тагиле в целях предотвращения распространения новой коронавирусной инфекции (2019-nCoV)

Наш вуз передан в подчинение Министерству просвещения

Наши образовательные программы – лидеры конкурсного проекта «Лучшие образовательные программы инновационной России»

В НТГСПИ появился первый эксперт Рособрнадзора

Государственная аккредитация пройдена!

Качество образования в НТГСПИ соответствует европейским стандартам

В рейтинге НОКО мы на высоком уровне!

Cертификат качества по направлениям подготовки высшего и среднего профессионального образования.

Наши выпускники всегда востребованы!

29 июня состоялось очередное заседание интеллектуального сообщества СГФ «Круг чтения»


14.07.2020
В онлайн-формате Zoom обсуждался сюжет и смыслы фильма Квентина Тарантино «Джанго освобожденный» (2012).

Седьмой фильм голливудского кинорежиссера, снятый с оглядкой на своих старших братьев из поджанра спагетти-вестерн, рассказывает зрителю историю чернокожего раба Джанго и охотника за головами Кинга Шульца.

В рамках обсуждения было сформировано мнение, что «Джанго освобожденный» далеко не самый простой фильм для восприятия зрителя, незнакомого с творчеством Тарантино, спагетти-вестернами и эксплуатационным кино: в частности, с жанрами блэксплотэйшн и слэйвсплотэйшн.

«Джанго освобожденный» не смог избежать двоякой трактовки, которая была присуща всему жанру: одним зрителям эта история представляется как намеренная стереотипизация чернокожего населения, другим – повествование о борьбе раба Джанго против белых эксплуататоров.

В отношении философской трактовки «Джанго» невозможно выдвинуть единый путь понимания данного произведения. Постмодернистский подход к созданию фильма, особенность событийного ряда, многочисленные отсылки – все приводит нас к тому, чтобы использовать множество философских теорий для осмысления киноленты, начиная с античных классиков и заканчивая фрейдомарксистами.

Не стоит забывать и о «исторической» составляющей фильма. «Историческая» она именно потому, что режиссер преследовал не столько документальную точность, сколько постарался передать атмосферу, быт и нравы эпохи существования рабовладельческой Америки, в частности, Юга США. Однако в контексте современных событий данный аспект может отойти на задний план в связи с антирасистскими движениями, распространившимися в США и странах Европы.

Также нам удалось определить особенности фильмов, формирующие любимый многими зрителями авторский стиль К. Тарантино:

Во-первых, это творческое заимствование с последующим преобразованием в новое. За счет этого и образуется своеобразная интертекстуальность произведений К. Тарантино. «Джанго освобожденный» также не остался без этой прелестной черты, отсылая зрителя к различным темам и сюжетам.

Самым очевидным примером является средневековый германский эпос, повествуемый доктором Шульцом – «Песнь о Нибелунгах» с Зигфридом и Брумхильдой, с которыми отождествляются сам Джанго и его жена.

Очевидно, что в фильме, подобном «Джанго», не обошлось без реверансов к спагетти-вестернам, а именно – к оригинальному фильму Серджо Корбуччи «Джанго» и его некоторым другим работам, например, «Земля Миннесоты» 1964 г. («Minnesota clay» – именно так называется салун, в котором проводят время главные герои).

Часть «ядра» фильма вдохновлена блэксплотэйшн- и слэйвсплотэйшн-фильмами («Шафт» (1971), «Босс ниггер» (1975) и «Мандинго» (1975)), что выражено в самой тематике рабства, месте действия (Южные штаты перед Гражданской войной в США) и противопоставлении черных героев белым (хотя эта черта сглажена наличием в фильме доктора Шульца, не принявшего рабство даже в конце своей жизни). Кроме того, фамилия самой Брумхильды фон Шафт образует связь с героем фильма Джоном Шафтом из вышеупомянутого одноименного фильма.

Обращению к художественным полотнам и литературным произведениям в работе К. Тарантино также нашлось свое место. Голубой аристократический костюм, в котором Джанго прибывает на ранчо Большого Папочки, вдохновлен портретом «Мальчик в голубом» Т. Гейнсборо (1770). Имя раба Д`Артаньяна в более явной форме отсылает нас к герою произведений Александра Дюма, о чем и говорит доктор Шульц в одной из своих последних бесед с Кэлвином Кенди.

Во-вторых, отличительной чертой фильмов К. Тарантино является соединение разных жанров: комедии с драмой и боевиком. Взрывные шутки соседствуют с жестокостью и любовными чувствами, как мы можем увидеть это в самом «Джанго». Да, в настоящее время это довольно широко распространенная практика кинопроизводства, но у К. Тарантино мы можем найти один из качественных примеров подобного постмодернистского синтеза (в особенности стоит выделить фильмы «Омерзительная восьмерка» (2015) и «Однажды в… Голливуде» (2019)).

В-третьих, появление режиссера в своих картинах в качестве камео персонажей-неудачников. Именно такого героя и воплотил К. Тарантино в заключительной арке «Джанго», хотя сама особенность не является постоянной и исключительной (в дилогии «Убить Билла» нет камео режиссера, а сам прием используется многими другими режиссерами в киноиндустрии).

Кроме того, если уделить внимание фильмографии К. Тарантино, можно заметить, что он старательно работает над персонажами, а точнее – над ролями актеров в своих фильмах не только в контексте одного произведения. Понимание этого приходит при сравнении того, какая положительная роль доктора Кинга Шульца досталась Кристофу Вальцу, сыгравшему в 2009 г. беспринципного Ганса Ланду в ленте «Бесславные ублюдки».

В целом же фильм «Джанго освобожденный» можно назвать одной из показательных работ К. Тарантино, где особенно виден его подход к творчеству. При этом для понимания подобного многослойного стиля необходимо прежде всего осознание его наличия, а не утверждения, что элементы фильмов автора являются лишь простым эпигонством и сборной «солянкой» из любимых фильмов. В определенной степени так может показаться, но на самом деле все гораздо глубже, чем кажется на первый, еще не посвященный в эту «Тарантиновскую магию» взгляд.

В обсуждении приняли участие студенты ФППО и СГФ. Модератором дискуссии выступила А. М. Олешкова, преподаватель СГФ.

Владислав Михайлюк,
студент 4 курса СГФ

Возврат к списку